Создание Интернет-сайта

Мир как слоеный пирог, или Теория всего

На протяжении последних 50 лет физиков всего мира терзает вопрос о том, почему фундаментальные силы, скрепляющие космос, – гравитация, электромагнетизм, сильное и слабое ядерное взаимодействие – так сильно отличаются друг от друга, и почему все попытки величайших умов ХХ века объединить их в общую теорию взаимодействий с треском провалились.

 

Последовательные научные объяснения всегда непоследовательны. Смотрите, сначала астроном Иоганн Кеплер отверг теорию небесных сфер и предположил, что все планеты двигаются по элиптическим орбитам. Далее – Ньютон, который не стал развивать идеи Кеплера, а сказал, что суть движения планет вовсе не в божественном провидении, а в гравитации, причиной чему являются центробежные силы и вывел основные законы движения. И, наконец, Эйнштейн выбросил к черту гравитацию Ньютона и предложил свою собственную теорию относительности, в которой ввел неразделимое понятие «пространства-времени». Таким образом, в каждой из этих теорий движения планет практически полностью игнорировались достижения и мысли, с помощью которых предшественники объясняли то, что происходит в небе.

Т.е. если объяснение в рамках каждой новой теории уничтожало объяснение, предложенное предыдущей, значит все предыдущие объяснения никогда и не были верными! Сначала планеты двигались сами по себе, потом появилась ньютоновская сила, обратно пропорциональная квадрату расстояния, затем она опять исчезла за ненадобностью, и что в итоге?

Я, конечно, немного лукавлю. Смысл и логика в каждой из последовательных теорий были, и постепенно знание улучшалось. Но вопрос не в этом, в вот в чем: с чего вдруг мы решили, что сегодняшнее состояние науки описывает нечто правдоподобное? Возможно сейчас именно то время, когда наконец нужно принять мысль, что мы ничего не знаем о том, как устроен этот мир, и начать двигаться дальше,  рассмотреть новые теории, а не держаться за морально и физически устаревшие квантовую Стандартную модель и теорию относительности. Пора бы уже официально отменить догмы о том, что эфира нет, а космос – это просто пустое пространство, в котором вся материя состоит из бесчисленных разновидностей элементарных частиц (корпускул). Очень радостно, что сегодня опять заговорили о теории струн, гиперпространстве и многомерности.

Но как преодолеть барьер ортодоксальных знаний, который встроен с рождения в наши головы? Почему когда обыватель слышит о чем-то революционно новом, то первая его реакция: «не выдумывайте, пойдите, поучитесь в школе, в учебниках все давно написано!» Как раз все, что написано в учебниках, мы прекрасно знаем. А еще мы прочитали множество научных и научно-популярных материалов по данному вопросу и выяснили для себя только одно: в мире – реальный научный апокалипсис. Все транслируемые достижения являются просто неким пиаром, отбивающим финансы, потраченные на исследования, в надежде на то, что скоро все равно не останется людей, которые хоть что-то понимают в физике, и им можно будет впаривать любую ерунду под слоганом «верьте нам на слово, мы нашли бозон Хиггса».

 

 

Сейчас у нас дела в науке обстоят хуже, чем у Ньютона, который был в самом начале пути и искал первые ответы. Мы уже давно не ищем, а просто эксплуатируем старые научные догмы. Подводим к ним современный математический аппарат, огромные базы данных и просто уточняем результаты. Вообще в физической науке есть такой нюанс, что если у теории процесса нет описывающего его математического аппарата, то он, как бы, и не научный вовсе. А если математические решения дают красивые результаты, то не грех и подогнать экспериментальные данные под теорию. Это довольно странно, особенно если учесть, что величайшими физиками всех времен считаются не те, кто придумывал хитроумные решения, а те, кто искал концептуальные решения и ломал существующие системы знаний. Ни сэр Исаак Ньютон, ни экспериментатор Майкл Фарадей, ни теоретик Альберт Эйнштейн не обладали особым математическим даром, они открывали новые пласты знания, а красивые формулы к их теориям приписывали уже их помощники или совсем другие люди.

Узкая специализация, на мой взгляд, является фундаментальным тормозом науки. И с каждым годом прикладное расслоение растет, университетское образование обесценивается. Это приводит к тому, что физики не знают биологии и искренне верят в теорию Дарвина, биологи не знают физики и поэтому нисколько не сомневаются в теории относительности Эйнштейна, а историки самоуверенно датируют артефакты по радиоуглеродному анализу, который дает погрешности в сотни лет, и т.д.

 

Как-то раз одного уважаемого кандидата физико-математических наук со специализацией по гравитационным полям вращения спросили, читал ли он Ньютона. Он ответил: «Нет, но в учебнике по физике написано, что Ньютон открыл гравитацию, а я учебникам верю...»

 

А если бы читал, то узнал бы, что Ньютон никакую гравитацию не открывал. И закон всемирного тяготения тоже. В его каноническом труде «Начала» речь шла лишь о движении тел по круговым орбитам и центростремительных силах, которые каким-то образом потом преобразовались в гравитацию и взаимное притяжение. Более того, известен факт, что когда самого Ньютона спросили в чем же причина взаимного притяжения планет, Ньютон не задумываясь ответил: «Гипотез не измышляю», что в переводе означает «понятия не имею, не задавайте тупых вопросов». Так что все мы уже триста с лишним лет верим в нечто, чего не нужно пытаться понять, если даже сам Ньютон не понимал...

Непрофильные знания людьми принимаются на веру без объяснения причин. Чаще всего, делая свои выводы, ученые из разных областей знаний просто подгоняют свои теории под общепринятые, забывая при этом, что те, в свою очередь, могут быть неверными. Так, слой за слоем, ложь аккумулируется в учебниках и преподается как мировое знание.

Вы удивитесь, но мы – человечество – до сих пор не знаем, что такое масса и гравитация, электрический заряд и электричество, температура и агрегатные состояния вещества. Не понимаем в том смысле, что мы не знаем физической природы этих явлений. Например, с чего вдруг телам «хочется» притягиваться друг к другу, что именно заставляет их это делать?

Была последняя надежда у ортодоксов от науки, которые пытались найти с помощью адронного коллайдера бозон Хиггса, ибо сказано в «квантовом евангелие», что именно эта частица придает массу всей материи во Вселенной. Если вы читали, что его нашли, значит кто-то просто попытался отчитаться за потраченные деньги. На самом деле не нашли – это тупик. У нас нет массы. Тела и планеты есть, а понимая что такое масса нет. Но даже если бы и нашли, и подогнали результаты, то согласитесь – сама идея, что массу телу придают некие особые частицы, звучит не как научная, а как самая что ни на есть религиозная.

Хотя и прежняя версия «хромая по пояс». До сих пор масса преподается как мера инертности тела. А инертность – это свойство менять скорость при взаимодействии. Получается, чтобы измерить массу тела нужно чтобы оно двигалось и с чем-то сталкивалось. А если оно покоится, то как быть тогда? Ежу понятно, что инерция – это лишь способ измерить массу, а весы – его вес. А сама масса-то что такое? Это же внутреннее свойство самих тел, оно им обладает независимо ни от каких взаимодействий.

То же и с электричеством: генераторы тока существуют, лампочки горят, компьютеры работают, а что такое ток с физической точки зрения мы не знаем. Проблему решили просто: объявили электрическое поле «особым видом материи», совокупностью явлений, обусловленных существованием и движением неких электрических зарядов. При этом заряд – это, согласно определению, количество электричества. Подставляем одно в другое и получаем, что «заряд – это совокупность явлений, обусловленных существованием зарядов». Как вам объяснение? Явление есть, а каким образом в генераторе появляется заряд и что это такое – загадка.

Если вы сейчас вспомнили про неприкаянные свободные электроны, которые отрываются от ядер и летят по проводнику из точки А в точку В, и никогда при этом не заканчиваются, то это все детские сказки на ночь. Только представьте: генератор ведь не рождает электроны, а только проталкивает вперед уже имеющиеся, т.е. по проводнику непрерывно летят куски вещества, которые никогда не заканчиваются и схема работает бесконечно. Это же детский вопрос, но ответа на него у больших дядек нет.

Физиков можно понять. Им нужно было как-то описать электричество. Они когда трут эбонитовую палочку о шерсть, тоже говорят, что электроны от палочки перескакивают на шерсть и поэтому она приобретает заряд и намагничивается. Но вот беда: у химиков электроны в диэлектриках (а эбонит – классический диэлектрик!) намертво сидят при своих атомах, именно поэтому они электрически нейтральны. Так как же они вдруг стали обмениваться электронами у физиков? И свободные электроны у химиков ведут себя совсем по-другому и даже называются валентными, поскольку играют важнейшую роль при образовании химических связей. Почему же химики не спорят с физиками? Нестыковочка!

Поверьте, с определением температуры и агрегатных состояний вещества путаница не меньше. С точки зрения молекулярной физики, например, газ – это совокупность хаотически движущихся молекул, расстояние между которыми значительно больше их линейных размеров, а с точки зрения аэродинамики – это сплошная среда, в которой отсутствуют межмолекулярные промежутки. А иначе самолеты не летали бы...

На космическом уровне тоже ввели условные понятия «темная энергия» и «темная материя». Когда официально никакого эфира нет, то вакуума явно недостаточно, чтобы описать повседневные явления. Таким образом, несмотря на все усилия, ни на макро-, ни на микроуровне не удалось до конца избавиться от посредника взаимодействий – некой мировой среды. Вот и приходится ученым городить огород и ставить грубые заплатки на тела условных теорий.

 

 

А все потому что природа у явлений совсем другая. И понятие «свободный электрон» – это вообще фигура речи. Этих кусочков вещества (корпускул) как бы и не существует вовсе, и никто их не открывал. Их нельзя увидеть и тем более сфотографировать, потому что для этого нужен свет с длиной волны сопоставимый с размером электрона, чтобы тот отразился от него, и мы его увидели. Этого нельзя было сделать сто лет назад, невозможно это и сегодня. Если только мы не придумаем как увеличивать малые предметы и уменьшать большие...

Поэтому в начале XX века великие ученые-физики Эрнест Резерфорд и  Нильс Бор для удобства представления предложили воображаемую визуальную концепцию строения атома водорода – планетарную модель – по аналогии с планетами, когда есть шар-ядро, вокруг которого летает шарик-электрон поменьше. Все собрались и сказали: «ладно, пусть будет так». Современная квантовая физика электрон размазала, но визуальную картину оставила прежней. Потом предположили, что ядро не цельное, а состоит из протонов и нейтронов, которые нужно было чем-то «склеить», и придумали для этого частицы мезоны. Потом пошли бесчисленные кварки, глюоны, античастицы, нейтрино и весь остальной зоопарк элементарных частиц. Одни придумали, чтобы результаты не противоречили закону сохранения энергии, другие, чтобы как-то объяснить чудовищные расхождения с математическими моделями. И т.д. и т.п. Чем дальше, тем страшнее. Те ученые, которые сомневались в подобных методах исследований, предавались анафеме, и, подобно Копернику, «горели» в осуждающем огне передовой научной инквизиции. По словам лауреата Нобелевской премии по физике Стивена Вайнберга теоретическая физика давно приобрела все большее сходство с научной фантастикой.

Вся общепринятая Стандартная модель устройства мироздания – это шаткая каллибровочная система допущений и натяжек, которая держится исключительно на вере, что это должно казаться правдой. Т.е. практически – это религия, а физики-ядерщики ее безумные апологеты. Все их открытия настолько ненадежны и сомнительны, что доверие и восхищение вызывают только у обывателей, т.е. совершенно далеких от науки людей, которые при всем желании не могут этого понять.

Таким образом мы имеем два лагеря. С одной стороны религиозные фанаты с убеждениями, что все есть творение Божье и человеку мир непостижим, с другой – ученые со слепой верой, что все на свете состоит из неких элементарных частиц-корпускул. И те и другие зашли в своем фанатизме настолько далеко, что уже не воспринимают никакие разумные доводы и аргументы. У одних во всем присутствует вселенский божественный порядок, у других – вселенский хаос.

У меня к ним есть вопрос: как можно объяснить существующее соотношение атомов химических элементов и их соединений в земной коре, которое позволило появится такой богатой биосфере? Почему примерно на одной и той же глубине по всей планете залегает уголь, на другой – нефть, на третьей – газ, на четвертой – алмазы и пр.? Ведь по официальной версии возникновения планет Солнечной системы, они образовались в результате конденсации космического мусора после Большого взрыва. Неужели состав космического мусора предварительно был так тщательно подобран?

Ладно, хватит критики. Давайте попытаемся выявить «подводные камни» общеизвестных теорий мироздания. Прежде всего, определимся с понятием материи.

 

Под материей понимается объективная реальность, данная нам в ощущениях.

Ощущения – это информация об окружающем мире, поступающая в наш мозг через органы чувств, назначением которых является приспособление с целью обеспечения оптимального существования человека, как живого организма, в окружающей среде. Они сформировались в результате адаптации Homo Sapiens,  как вида, к условиям существования в занимаемой экологической нише, поэтому и служат только для тех форм материи, которые сформировали эту экологическую нишу. Это – предназначение органов чувств. Они дают нам представление о четырех агрегатных состояниях физически плотной материи – твердом, жидком, газообразном и плазменном, а также об оптическом диапазоне продольно-поперечных волн и об акустическом диапазоне продольных волн (звук). Все остальное нами не воспринимается и не может быть «объективной реальностью», данной в ощущениях. Означает ли это, что больше ничего не существует? Почему наши ощущения должны быть абсолютным критерием существования материи, ведь они изначально ограничены? Созданные нами приборы только позволили немного расширить диапазон восприятия наших органов чувств, но не проникнуть в новые качества материи.

 

 

Человек существует в «срединном» мире между макрокосмосом и микрокосмосом, поэтому все наши представления сложились в результате наблюдения только за этим узким промежуточным миром природы. В то время, как законы природы вершатся именно на уровне макрокосмоса и микрокосмоса, а мы имеем дело лишь с локальными проявлениями этих законов в нашем мире.

В этом смысле прав был Эйнштейн, когда сказал, что «природа показывает нам только львиный хвост, но я нисколько не сомневаюсь в том, что этот хвост принадлежит льву, хотя увидеть его целиком невозможно ввиду колоссальных размеров».

Мы многое поняли, но далеко не все. Материя действительно никуда не исчезает и ниоткуда не появляется, действительно существует Закон Сохранения Материи, только он не такой, каким мы его себе представляем. Физически плотное вещество (планеты, организмы, молекулы, атомы) – только одна из форм материй, воспринимаемая человеком через его органы чувств. Так почему мы должны считать, что все состоит именно из них?

 

Прав ли был Эйнштейн, предложив сделать время четвертым измерением. Что такое время с физической точки зрения?

На наш взгляд, время не абсолютно и не относительно. Все ошибаются, и Эйнштейн – не исключение. Это никак не умаляет его заслуг. Просто наука должна время от времени исправлять свои ошибки.

Время является условной величиной, введенной самим человеком и в природе не существующей. В природе существуют периодические процессы, которые человек использует как эталон для согласования своих действий с окружающими – процессы перехода материи из одного состояния в другое. Они могут быть обратимыми и необратимыми. Одни протекают быстрее, другие медленнее, но они – реальны и материальны.

При необратимых процессах (например, старении) возникает своеобразная «река» материи, имеющая свои истоки и устье. Материя, взятая из этой «реки», имеет прошлое, настоящее и будущее. Для измерения скорости изменения материи, человек и придумал условную единицу, которую назвал временем. Единицей измерения послужили объективные и реальные периодические процессы природы, такие, как суточное вращение планеты вокруг своей оси и период обращения планеты вокруг Солнца. Причина подобного выбора проста: удобство применения в повседневной жизни. Этот позволило человечеству организовать свою деятельность и упростить взаимодействие. Одним словом, единица времени – одно из величайший изобретений человека, но это всего лишь искусственно созданная величина, описывающая скорость качественного перехода материи из одного состояния в другое.

Поэтому, любое использование времени, как реального измерения пространства, не имеет под собой никакого основания. Четвертого измерения – времени – просто не существует в природе. Реально не время, а процессы, происходящие в материи, единицей измерения которых служит единица времени. На планете есть места (порталы), где время течет, например, медленнее общепринятого – человек зашел в пещеру, пробыл там полчаса, вышел, а в деревне его уже 5 лет как похоронили.  Это значит, что внутри пещеры все процессы преобразования материи (метаболизм, биение сердца, работа мозга, дыхание, реакция и т.д.) идут по-другому, медленнее, чем снаружи пещеры, и если бы мы могли посмотреть на человека со стороны, то увидели бы что он просто «зависает» и превращается в жуткого «тормоза». Но это не другое измерение, это ноль-переход в такое же трехмерное пространство как наше, но с другим качественным состоянием материи (эфира). В этом смысле его можно назвать параллельным миром.

 

Возможно все революционные идеи кажутся нам странными, потому что трехмерность окружающего нас повседневно мира мы принимаем как данность.

Предназначение наших глаз – оптических датчиков, созданных природой – обеспечение адекватной реакции на окружающую нас природу. Наши глаза позволяют нашему мозгу создать точную картину окружающей природы. При этом они адаптированы к функционированию в газовой среде, которую представляет собой атмосфера планеты. «Картинку» которую мы видим, принимаем за трехмерное пространство. Но, если мы погружаемся в водную среду, которая, по нашим понятиям, тоже трехмерная, то в этой среде наши глаза дают искаженную картинку, что не позволяет нам правильно ориентироваться в ней. Получается, что водная среда чем-то качественно отличается от воздушной и она не предназначена для того, чтобы мы  существовали внутри ее. А за пределами наших органов чувств вообще ничего для этого не предназначено. Поэтому практически невозможно определить истинную суть мироздания используя в качестве ориентира человеческие органы чувств.

Эксперименты и опыты помогали только в самом начале. В конце XIX века работы Майкла Фарадея по взаимосвязи электричества и магнетизма, а затем гениальные догадки Джеймса Максвелла об их природе, привели к пониманию того, что свет – это просто электромагнитная волна, поскольку измеренная скорость возмущений электрического и магнитного полей удивительно совпала с уже известным значением для скорости света - 300 км/c. А раз это волна, то волной чего является свет? Должна быть некая среда, в которой он распространяется и которая ограничивает его скорость. Единственным человеком, который сумел это не только понять, но и практически использовать, был Никола Тесла. Но вопрос существования эфира как возник, так и умер. Быть ученым и верить в эфир – это две несовместимых парадигмы.

 

 

В начале XX века в науке еще использовали такое понятие как «светоносный эфир». Под ним понимали изначальную материальную субстанцию и мыслили как бескрайний океан. Но позже этот самый эфир вывели из научного оборота и объявили космос абсолютно пустым пространством – вакуумом. В итоге сегодня мы имеем квантовую механику для описания микромира и теорию относительности для описания макромира. Между собой они, естественно, не дружат и никак не объединяются в единую теорию. Но ведь мир един, законы мироздания не могут быть различны для разных случаев.

Из всего вышесказанного понятно одно: ученые не ищут ответы на подобные вопросы. Во-первых, в своей среде они их сами себе не задают. А во-вторых, физика процессов их в настоящее время мало интересует. Объект научных исследований теперь не природа как таковая, а ее математические модели. Важно решить систему дифференциальных уравнений с определенными параметрами и граничными условиями. А что там с адекватностью и физикой процессов – дело десятое.

Например, уважающие себя ученые, занимающиеся разработками оптической техники и фотонных источников света, избегают вопросов о природе света. Современные взгляды на природу света базируются на работах Эйнштейна и Луи де Бройля и др., по мнению которых свет обладает сложной корпускулярно-волновой природой. Однако природа фотона и его модель как элементарной частицы до сих пор не изучены. Наглядно представить себе фотон весьма затруднительно. То есть свет – это куски вещества, элементарные корпускулы, которые как бы не имеют ни массы, ни заряда, но при этом они удивительным образом относятся к электрическим излучениям и являются электромагнитной волной. Получается наглядность в этом случае – синоним антинаучности, а сам свет – самое темное явление в современной научной картине мира.

В настоящее время  многие физики убеждены, что традиционная четырехмерная теория Эйнштейна «слишком тесна» для  адекватного описания  сил, характеризующих нашу Вселенную. Теория же многомерного гиперпространства дает возможность дать логичное объяснение как четырем силам природы, так и, казалось бы, беспорядочному набору субатомных частиц. В теории гиперпространства материю можно рассматривать как вибрации, распространяющиеся в пространстве, которое, видимо, опять нужно назвать эфиром. Для этого нужно только понять из чего он состоит. Если из струн, тогда можно сделать захватывающее предположение: все, что мы видим вокруг, – от земли и гор до самых дальних звезд – не что иное, как вибрации в этом гиперпространстве. Естественно, эта концепция идет в разрез с традиционными представлениями ученых, рассматривающих неподвижное пространство и время как сцену, на которой главные роли исполняют звезды и атомы. Представление атома как вихря (вращающейся воронки) в пространстве эфира, вызывающего его структурные уплотнения считаются антинаучными, но, на наш взгляд, не более, чем современное представление о фотоне.

 

 

Первая из подобных теорий – теория струн – возникла в далеком 1984 году с подачи физиков Майкла Грина и Джона Шварца, которые усовершенствовали теорию многомерности других ученых – Калуцы и Клейна. Она предполагала не только наличие, но и точное количество пространственно-временных измерений – десять. Главным преимуществом этой теории для физиков-ядерщиков-«энтомологов», которые без конца открывали новые элементарные частицы, была возможность объяснить это невероятное собрание набором вибраций по подобию нагромождения волн в радиоэфире, которые между собой никак не пересекаются, но которые можно однозначно определить, настроившись на нужную вибрацию (частоту).

Однако  в отсутствии какого бы то ни было экспериментального подтверждения или убедительной физической мотивации этой и другим теориям как виду науки было предначертано зачахнуть. Вы же помните наши размышления о человеческих органах чувств: если это нельзя пощупать, значит этого не существует. Весь научный мир до сих пор базируется на этой архаичной догме. Были придуманы математические модели (вспоминаем, что физика процессов сейчас не главное!) и назначены для поисков новые элементарные частицы – аксионы –ответственные за существование темной материи и струн. Также как гравитоны были назначены ответственными за гравитацию, а бозоны Хиггса – за массу. Мол, найдете аксионы, будем разговаривать. Согласитесь, трудно найти то, чего не существует. Вам подобная ситуация не напоминает сказку про Ивана-дурака, которого  царь-самодур посылал «найти то, не знаю что»? Ассоциация, кстати, очень полезная – ведь Иван-дурак всегда в таких историях оказывался умней!

Несмотря на то, что многомерность пространства исследовалась многими известными учеными, в большинстве своем люди, отважившиеся рискнуть своей репутацией и обратиться к многомерности, вскоре обнаруживали, что над ними потешается все научное сообщество. Как и раньше, их сразу причисляли к мистикам и шарлатанам. По иронии судьбы ортодоксы, дающие оценку высоким вибрациям, в силу слабого развития своих тонких тел, имеют как раз более низкие потребительские вибрации и не способны в принципе воспринимать подобную информацию.

Одним из первооткрывателей многомерности был немецкий ученый Георг Риман. В 1854 году он смог  предложить альтернативную версию природы сил и гравитации и создал метрический тензор – своеобразную теорему Пифагора для многомерного пространства. Впервые за 200 лет было сделано значимое отступление от принципов Ньютона – отказ от притяжения тел на расстоянии. По Риману, сила притяжения – следствие геометрии, т.е. искривлении пространства Вселенной. Ее деформации неочевидны для нас, но мы сразу почувствуем некий подвох, когда попытаемся идти по прямой. Мы будем двигаться так, словно незримая сила тянет нас, толкая то вправо, то влево. Он считал, что проявление всех сил – гравитации, электричества, магнетизма – вызваны деформациями нашей трехмерной Вселенной в незримом четвертом измерении. Это была гениальная догадка, опередившая свое время.

Что до метрического тензора Римана, то его целью было ввести в математику новый элемент, позволяющий описывать все поверхности независимо от их сложности. Оказалось, что манипулировать N-мерным пространством не труднее, чем трехмерным. Выпуклые, вогнутые и любые другие конструкции теперь легко воспроизводились в виде матрицы, похожей на шахматную доску размером NхN клеток. И если ранее считалось, что при исследовании запретного мира высших измерений непреодолимые противоречия неизбежны, то, как ни странно, Риман обнаружил, что все пространства четко определены и логически последовательны. При изменении определенных параметров они качественно меняют свои свойства. Знаете, что помешало Риману развить свою теорию? Всеобщее непризнание и сопутствующая этому бедность. Он страшно голодал и умер от истощения, непонятый и неоцененный современниками.

Спустя время, в 1925 году, началась эра квантовой механики, которая растянулась до наших дней. Это сегодня она является весьма спорной Стандартной моделью, а тогда, почти 100 лет назад, новая теория перевернула труды Эйнштейна с ног на голову. Она была во всех отношениях противоположна теории относительности – теории космоса, звезд и галактик. С тех самых пор эти теории микро- и макрокосмоса так не смогли подружиться.

 

 

Что изменилось с приходом квантовой теории?

1. Геометрия Вселенной по Риману и Эйнштейну, представляющая собой некую гладь, ткань пространства и времени была уничтожена. Силы теперь имели другую природу. Согласно квантовой теории они создавались при обмене отдельными порциями энергии – квантами. Атомы раздробили на кварки, свет – на крохотные пренебрежимо малые части – фотоны. И стали считать, что два электрона при сближении отталкиваются не из-за кривизны пространства, а из-за обмена энергией – фотонами, и посвятили этому новый раздел физики –  квантовую электродинамику. В ней квантовые поправки не имели значения при  объяснении макроскопических процессов, но в микромире обуславливали невероятные, противоречащие здравому смыслу свойства субатомных частиц. Да, эта теория подтверждает (или помогает подогнать) результаты почти всех опытов, но все равно она не представляет собой окончательную теорию материи. Хотя бы потому, что не описывает гравитацию. И еще потому, что она настолько искусственна и уродлива, что ее немного стесняются даже создатели.

2. Всем силам назначили частицы, ответственные за их проявления. Для радиоактивности – W-бозоны, для сильного взаимодействия (скрепления протонов и нейтронов в ядре) – мезоны, для скрепления кварков и самих мезонов – глюоны, гравитации – гравитоны и т.д. Например, глюоны, согласно теории, некая липкая субстанция, коротая напрочь склеивает кварки внутри протонов. Глюонное поле обладает такой силой, что оторвать их друг от друга невозможно. Эту невозможность назвали кварковым конфайнментом и им же объяснили причину почему кварки невозможно обнаружить экспериментальным путем. Почему нельзя обнаружить гравитоны – на это наверняка есть другая не менее обоснованная причина. И т.д. и т.п.

3. Размазали электрон. Принцип неопределенности Гейзенберга – самый противоречивый аспект теории – гласит, что электрон это частица, но мы никогда не знаем наверняка, где он находится и какова его скорость. Одновременно электрон является волной, подчиняющейся волновому уравнению Шредингера. Согласно ему, чем больше волна, тем выше вероятность нахождения электрона в данной точке. Т.е. мы никогда не знаем, что именно мы рассеиваем в ускорителе, в каком направлении и с какой энергией летит то, что мы называем той или иной частицей, мы можем лишь предполагать (рассчитать вероятность). Но при этом мы  способны делать абсолютно точные выводы о результатах взаимодействия (неизвестно чего-то с неизвестно чем!). И неточность приборов тут ни при чем: согласно Гейзенбергу таков закон природы. По мнению приверженцев квантовой теории, если она противоречит здравому смыслу, то лишь потому, что природе до нашего здравого смысла нет никакого дела.

4. Появилась конечная вероятность того, что частицы способны совершать квантовый скачок и проходить сквозь непроницаемые барьеры (эффект туннелирования), т.е. телепортироваться. Утверждается, что если это не так, то вся современная электроника перестала бы функционировать. А, может быть, просто смысл в том, что все элементарные частицы никогда и не являлись частицами, и наши представления об электричестве и электрическом заряде в принципе не верны?

 

Какой из этого следует вывод?

Если Эйнштейн вывел основы своей теории при помощи одной только интуиции, то специалисты по физике частиц не страдали от нехватки экспериментальных данных. Как признавался Энрико Ферми, один из создателей атомной бомбы, «если бы я был в состоянии запомнить названия всех этих частиц, я стал бы ботаником». Действительно, по мере того как среди обломков разрушенных атомов обнаруживались сотни «элементарных» частиц, специалисты предлагали сколь бесчисленные, столь и безуспешные множества объяснений. Количество гипотез было настолько велико, что даже появилась шутка о периоде полураспада квантовой теории. В конечном итоге за разумную версию была принята Стандартная модель, в которой клеем выступили 12 придуманных полей Янга-Миллса, очередные математические модели, позволяющие свести концы с концами.

«Действительно, зачем нужна красота для законов природы, ведь она так безобразна!» – так должны скандировать сторонники Стандартной модели, доказывая свою правоту. В качестве оправдания ее безумной сложности, иногда приводят ассоциативные ряды, типа – музыка, записанная на бумаге тоже выглядит устрашающе, а сама музыка – нечто большее, чем сумма составляющих ее обозначений, а в умах ученых сложные уравнения точно также пробуждают страсть и чувство прекрасного, как ноты – у музыкантов. Возможно. Но на наш непрофессиональный взгляд, если теория верна, то ее справедливость должна быть очевидной, хотя бы для тех, у кого есть хоть какое-то понимание процесса. Истина никогда не лежит там, где все запутано и чрезвычайно сложно.

Мы на 100 процентов согласны с физиком Эрнестом Резерфордом, однажды сказавшим: «Вся наука либо физика, либо филателия (собирание марок)». То, что произошло с квантовой теорией после ее создания – это в чистом виде собирание марок – классификация, систематизация, присваивание названий объектам, о которых никто ничего не знает и т.д. Именно поэтому нам кажется логичным подвести черту под коммерческой физикой и перейти на следующий уровень знания – теорию многомерности миров, неоднородности Вселенной, вернуть эфир и первичные материи как основу всего сущего в нашем мире и за его пределами. Потому что сама физическая идея строения всего из мусора не должна быть основной.

 

 

Как устроен мир на самом деле

Однажды заменив божий акт творения Большим взрывом, мы переключились с одной проблемы на другую – трудностей, связанных с воссозданием его динамики. Что было до Большого взрыва?

По версии официальной науки все началось из точки сингулярности. Видимо, точка была очень жирной. Оставим этот факт без комментариев.

По мнению приверженцев 10-мерной теории струн, взрыв возник в результате беспричинного распада изначальной десятимерной Вселенной на четырехмерную и шестимерную. В одной из них, четырехмерной, мы сейчас живем, а вот шестимерную мы в силу определенных причин не можем видеть. Тоже вариант. Но так как мы четвертое временное измерение считаем несуществующим, то и само предположение о некоем распаде нам кажется искусственным.

В начале статьи мы обозначили вопросы, которые не имеют ответа у современной науки: из чего состоит материя, что такое масса, гравитация, электричество? Мы постараемся дать свои варианты ответов. Версия, которую мы озвучим ниже, кажется нам самой перспективной для рассмотрения как теория всего. Она наполнена физическим смыслом и действительно объединяет все 4 взаимодействия, существующие во Вселенной.

 

Материя Вселенной

Понятие о том, что пространство является однородным во всех направлениях без «севера» и «юга», «верха» и «низа» является основой современной космологии, основанной на теории относительности Эйнштейна. Но, изучая радиоизлучение отдаленных галактик, астрономы обнаружили что потоки излучения распространяются не по прямой, а закручиваются в пространстве Вселенной подобно штопору, что явно говорит о том, что это пространство вовсе не однородно. И вообще, ничто неоднородно – всегда, везде и во всем есть градиент свойств, который является основой движения всех космических тел и любых процессов. Именно на этом краеугольном факте строится данная теория.

Это не учебник, поэтому я постараюсь выражаться как можно проще, но думаю, что все равно потребуется некоторая подготовка, чтобы переварить приведенные ниже данные. Те, кто захочет узнать больше и понять все детально, может скачать для начала в интернете книгу «Неоднородная Вселенная» физика Николая Левашова и проштудировать оригинал.

Итак, наша Вселенная не единственная. Общее пространство похоже на матрешку, объединяющую бесчисленное множество матричных (автономных) пространств. Каждое из них пронизывает некий эфир – потоки первичных материй. Все они имеют собственную размерность и качественные свойства. Соответственно, пространство нашей Вселенной небесконечно. Существуют и другие пространства, наполненные потоками материй, обладающих качествами, отличными от нашей Вселенной. Вместе они составляют систему матричных пространств, которая напоминает причудливый слоеный пирог, в котором наша Вселенная является лишь крошечной его частью, точнее слоем, имеющим размерность равную трем, а точнее 3,00017.

Если бы Вселенная была однородной, то в ней бы ничего не происходило, не было бы планет, ничто бы никуда не двигалось, не горело и не взрывалось, не было бы жизни и не было бы нас, в конце концов, размышляющих об этом. Только невидимый бесконечный занавес из первичных материй и полный покой. Такие пустоши где-то, несомненно, существуют, но они нам мало интересны по причине, озвученной выше.

Тот факт, что пространство наполнено эфиром, для нас также не подлежит сомнению. Об этом говорит весь человеческий опыт, все эзотерические учения, и даже первоначальная версия таблицы Менделеева. Только обычно его называют не потоками материи, а потоками энергии, по аналогии с учением Эйнштейна, который утверждал, что все в мире является энергией. Если исходить из понятия того, что потоки первичных материй без дополнительных условий (неоднородностей) никак не взаимодействуют, невидимы и неощутимы, то вполне их можно принять за энергию. Но правильнее их называть все-таки материей, хотя бы потому что они являются строительным материалом всей физической и тонкой материи во Вселенной. Если же эфир представить как вибрации, то это будет самое широкополосное излучение из всех возможных, содержащие абсолютно полный спектр частот. В которых есть все, и из комбинаций которых можно получить что угодно. Материализация – это естественный непрерывный процесс, часто происходящий прямо у нас на глазах: так образуются облака в небе (круговорот воды в природе – это просто смелая выдумка), так образуется ледяной шторм (когда ледяные торосы растут прямо на глазах и сносят целые деревни) и мн. др.

Сейчас такое время, когда термины медитация, энергетические каналы человека, чакры уже не кажутся колдовством, поэтому, как нам кажется, самое время рассказать и об этом. Например, есть учение-практика, связанное с буддизмом о том, что универсальная энергия (эфир), проходящая через энергетические каналы тела человека (чакры), может восстановить организм и вылечить его от любой болезни, т.е. сыграть роль Бога. Это на самом деле так и происходит потому, что болезнь – это нарушение однородности пространства, а потоки эфира, непрерывно протекая сквозь тело, естественным образом наполняют их, как вода наполняет ямы на дроге, материализуя в них недостающие элементы или здоровые клетки, способствуя выздоровлению. Эфир как бы сглаживает пространство, образуя в них различные материи и химические вещества, выравнивая тем самым все его неоднородности. Какой бы глубокой не была неоднородность, он безучастно заполнит ее и создаст в зависимости от ее глубины либо атом водорода, либо клетки печени, либо целую планету и  т.д. Река эфира бесконечна, сделав свое дело, она течет дальше. Но у нас с вами есть волшебная возможность подключаться к ней в любой момент с помощью медитации.

Вообще под неоднородностью мы понимаем любое искривление пространства, любую его «скомканность». Проще всего это представить в виде идеально разглаженной простыни, причем расположенной горизонтально, на которой, во-первых, как бы мы не старались, всегда есть помятости и складки, а во-вторых, она всегда где-то провисает. Если строгую горизонталь условно принять за трехмерность, то любое искривление несет в себе изменение мерности пространства, так возникает перепад мерности. Этот термин «перепад мерности» как следствие искривления пространства мы будем постоянно использовать дальше в тексте.

 

На рис.: искривления пространства для атомов водорода и урана

 

Так вот, и мельчайший атом и огромная планета, и даже человеческая мысль вносят свои вклады в эти неоднородности как бы продавливая пространство, подобно тому как это делает тело, погруженное в жидкость (вспомните Архимеда). Первичные материи (эфир) заполняют собой все неоднородности пространства и, в зависимости от их глубины, в них происходит синтез тех или иных гибридных материй, которые мы называем материей нашей Вселенной. Не было бы неоднородностей, не было бы и материи. Чтобы образовался атом водорода нужна минимальная неоднородность, поэтому это самый распространенный химический элемент нашей Вселенной, для урана – наоборот, деформация пространства должна быть максимально допустимой из всех возможных состояний физически плотного вещества. Чтобы образовалось скопление галактик требуется глобальная неоднородность, вызванная взрывом суперзвезд, возникающих в местах соприкосновения матричных пространств или, как его называют – Большим взрывом. И образование водорода, и возникновение галактик имеют одинаковую природу – градиент свойств, вызванный наличием неоднородностей пространства. Разница только в масштабе и глубине.

Атом водорода – это первокирпичик материи нашей Вселенной, он служит строительным материалом, как для звезд, так и всех других известных атомов, которые возникают в недрах звезд в результате термоядерных реакций. Он имеет минимально возможную конфигурацию – 1 протон. Все остальные химические элементы вселенной имеют конфигурацию, в которой ядра состоят из кратного водороду числа протонов: 2,3,4...192... и так далее до границы устойчивости твердого вещества, т.е. каждое ядро следующего элемента просто увеличивается на один кирпичик, на 1 протон водорода становится больше – получается следующее вещество с другими качественными свойствами. Таким образом, протон водорода – это шаг квантования системы химических элементов.

Так получилось, что наше пространство является трехмерным, потому что его наполняют семь различных видов первичных материй, составляющих эфир нашей Вселенной. Из него состоит все вещество нашего мира. То, что свет распадается на семь цветов, а музыка на семь нот, то, что любой организм и физически плотное тело окружают оболочки тонкого плана, созданное из слияния 6-5-4-3-2 первичных материй – все это именно от этого.

У Вселенной все-таки есть условный «верх» и «низ», поскольку «сверху» находится пространство с мерностью выше нашего (3,02037), а «снизу» – меньше (2,97996). Коэффициент кантования, т.е. шага, который отличает качества соседних пространств составляет примерно 0,02 единицы мерности. В пространстве выше нашего на одну первичную материю больше, в том, что ниже – на одну меньше. В пределах этого шага качество соседней Вселенной изменяется настолько, что они не должны взаимодействовать. Однако они взаимодействуют. Причина – в неоднородности пространства. Если опять представить себе 2 соседних пространства как полосы ткани, измятые произвольным образом, то они, расположенные одна над другой, всегда где-нибудь, да соприкоснутся. Это неизбежно. Такие места называются местами смыкания матричных пространств.

 

Результатом такого взаимодействия между соседними пространствами-вселенными является появление в зонах соприкосновения звезд и «черных дыр». В зонах соприкосновения нашей Вселенной с пространством с большей мерностью возникает канал, в которую перетекает материя из соседнего пространства в наше – так в нашей Вселенной зажигаются звезды. А канал, посредством которого из нашей Вселенной материя утекает в пространство с меньшей мерностью, называется «черной дырой». Оба этих процесса тесно взаимосвязаны, в них всегда поддерживается баланс, тем самым соблюдается закон сохранения материи.

Ничто не может попасть в другое пространство в неизменном виде, поэтому в черных дырах происходит полный распад «нашей» материи на потоки первичных материй и в другом пространстве загораются другие звезды и синтезируется материи совершенно иного качественного состава. По этой причине размышления о том, как пройти сквозь черную дыру, не имеют смысла, т.к. путешественник в ней превратится в пыль, а точнее все его вещество распадется до состояния первичных материй.

Более или менее безопасно космическим путешественникам можно попасть в другое пространство только через нейтральные ноль-переходы (пространства с одинаковой мерностью, но разным качественным составом эфира). Они могут быть устойчивыми или временными, появляющимися периодически или спонтанно. На Земле есть целый ряд областей где периодически возникают нейтральные ноль-переходы: Бермудский треугольник, районы в Гималаях, Пермская зона и другие. И если в их пределы попадают корабли, самолеты, лодки, люди, то они бесследно исчезают. Практически невозможно, в случае попадания в зону действия ноль-перехода, предсказать, в какую точку и в какое пространство переместится материя. Не говоря уже о том, что вероятность возвращения в исходную точку практически равна нулю.

Также по причине непреложности закона сохранения материи, никакая черная дыра не может вдруг сама по себе вырасти и поглотить пространство Вселенной – сколько материи притекает через звезды, столько же и утекает через «черные дыры». Когда звезды начинают гаснуть, то, соответственно, уменьшается и размер черной дыры, ей соответствующий. Получается, что рожденная другим пространством-вселенной звезда для нашего пространста-вселенной постепенно отделяется от своей «матери». Не правда ли – любопытная аналогия с развитием эмбриона внутри матки, когда «сотканный» из крови и плоти матери плод покидает лоно матери и начинает самостоятельную жизнь. Отделившись от «материнского» пространства-вселенной, звезда начинает свою собственную жизнь – жизнь, которая продолжается миллиарды лет, по истечении которых, она «умирает». Правда до этого она успевает «родить» планетарные системы, на которых может появиться жизнь. Мы не знаем привязано ли еще наше Солнце к своему родному пространству или уже отделилось от него и стало просто телом нашей Вселенной. Поэтому расчетная продолжительность светимости Солнца, озвученная учеными и основанная только на наших органах чувств и отсутствии понимания многомерности пространства, весьма сомнительна. И никак не связана с количеством водорода в его недрах, потому что он там может и не кончаться вовсе, если звезда еще подпитывается материей из материнского пространства.

 

 

Планета Земля

Когда мы говорим о планете Земля, мы должны понимать под этим шесть сфер, вложенных одна в другую, как матрешки и представляющих единое целое. Ее твердь является лишь первым физическим телом планеты, остальные 5 сфер является ее тонкими телами и каждый выполняет свою функцию. Например, информационное поле Земли, из которого нам приходят мысли и озарения, является всего лишь одной из его невидимых, но материальных оболочек.

Земля, как и все остальные планеты Солнечной системы, синтезирована эфиром в неодноородности, возникшей после взрыва сверхновой. Создана она, конечно, не из уплотнения космического мусора. При синтезе материи любой планеты первичные материи взаимодействуют и перемешиваются как в миксере, что создает непременную сепарацию свойств образующихся слоев. В частности, создаются условия, в какой форме материя может быть устойчива в данной точке пространства, соответствующей данному уровню мерности. В результате подобной сепарации и «сортировки», в зоне неоднородности пространства происходит распределение материи по качественному составу. Твердая поверхность планеты просто повторяет форму зоны неоднородности пространства, в пределах которой, твердое вещество устойчиво. Чем ближе к центру неоднородности, тем плотнее в ней элементы. Именно поэтому планета имеет ядро из тяжелых элементов, количество которых уменьшается от центра к поверхности. Средней тяжести элементы образуют кору планеты, все впадины заполнены водой, которая представляет собой синтез легких элементов: кислорода и водорода. Атмосфера, образованная газами из легких элементов, переходящая в ионосферу, располагается в верхней границе диапазона устойчивости физически плотного вещества.

В силу этих причин недра Земли практически нельзя истощить, если использовать их разумно. Когда мы изымаем из земли нефть, уголь, газ, воду и пр., то мы создаем неоднородность, которую непременно заполнят первичные, непрерывно пронизывающие планету, и на этом же месте они вновь синтезируют вещество, соответствующее этому уровню неоднородности. Т.е. выкачанная нефть через некоторое как бы сама восстановится. По этой же причине пресная вода есть и никогда не заканчивается на участках суши, которые находятся даже посреди океана. Потому что если воде положено физическими условиями образовываться на определенной глубине от поверхности, она там и образовывается – материализуется. Если вы осушите реку, то первичные материи все равно будут пытаться воссоздать ее вновь на месте этой неоднородности, а вам придется непрерывно откачивать неизвестно откуда берущуюся воду. Так устроена природа.

 

Природа гравитации

Природа гравитационного поля любого материального объекта определяется перепадом мерности в зоне неоднородности, в которой произошел процесс образования данного материального объекта, т.е. гравитация – это следствие деформации мерности макропространства.

 

 

Чтобы наглядно представить как происходит работа материй в неоднородности, можно рассмотреть яму на дороге. Яма –  это неоднородность. Первичные материи втекают в яму и как бы заполняют ее камнями. Дорога восстановлена, неоднородности нет, но сама яма на дороге при этом никуда не исчезает. Аналогично, как вода реки или ручья, заполнив до краев озеро, продолжает впадать в него, создает в нем течения. При этом, часть воды озера вытесняется и продолжает течь дальше. Поэтому, изначальный перепад мерности, хоть и компенсируется гибридными материями, продолжает существовать для свободных первичных материй, они продолжают «втекать» и вытекать» из зоны деформации пространства.

Получается что взрывы сверхновых звезд вызывают выброс материи и волновые деформации пространства Вселенной. Внутри них образуются значительные перепады мерности. В этих «ямах» формируются космические тела-планеты, компенсируя перепад мерности (камни я яме). Первичные материи продолжают протекать сквозь зону деформации, при этом всегда двигаются направленным потоком от границ к центру зоны деформации пространства (коими являются планеты), т.к. именно таким образом направлен перепад мерности (градиент). Этот направленный поток первичных материй в зоне перепада мерности и создает гравитационное поле. Оно как бы придавливает все к центру неоднородности. А раз твердое вещество планеты как раз и является таким центром, то эфир попросту придавливает нас к Земле.

При этом каждый атом на микроуровне, каждый человек и сама планета на макроуровне, создают вторичные искривления пространства, направленные против первоначального, другими словами, создают антигравитационные поля. В результате этого, системы стремятся к устойчивости и останавливаются на балансном уровне мерности. Так каждая планета вечно двигается по зоне неоднородности, созданной задолго до своего рождения, а ее гравитация обусловлена геометрией этой неоднородности, жестко к ней привязана и воздействует исключительно в ее пределах. Никакие другие планеты она не притягивает. Траектория движения, размер, качественный состав планеты зависит от того, в каком искривлении пространства она была создана.

 

Что такое электрон и электрический ток?

Природа электрона является ключевой в понимании природы физически плотной материи нашей Вселенной. Все существующие модели описывают наличие у электрона двойственных свойств – как частицы, так и волны. На самом же деле электрон не является ни одним, ни другим – это пограничная форма материи.

Ядро атома – это твердое вещество, образованное слиянием семи первичных материй. Ядро заполняет собой область деформированного пространства, а его окружают разреженные оболочки из материй, не вошедших в состав ядра. Они находятся на границе неоднородности, граничном состоянии физически плотной материи, и им не хватает объема деформации, чтобы трансформироваться в твердый объект.

Однако через каждую точку пространства постоянно проходят волны реликтового излучения Вселенной, которое в основном составляют гамма-излучения. Пронизывая пространство, эти волны вызывают очень незначительные возмущения мерности пространства, но достаточные для того, чтобы кратковременно создать дополнительное искривление микропространства, при котором возникают условия для слияния семи первичных материй нашего типа. В момент прихода волны реликтового излучения на границе деформации материализуется электрон как твердая частица. Но после прохождения волны, условия меняются на изначальные и он опять дематериализируется. При этом, происходит микроскопический взрыв, вся энергия которого уходит на создание одного фотона. Электрон перестает существовать, «умирает». Продолжительность его жизни составляет триллионные доли секунды. Затем приходит новая волна. Таким образом, он непрерывно появляется и исчезает, создавая некий электронный туман, электронное облако, которое то уплотняется, то рассеивается. Этот объект и является тем, что в физике называется электроном.

 

Электрон, а точнее электронное облако, вообще не движется в физически плотной среде. Каждый раз умирая, электрон испускает фотон и поэтому рождается на новом месте – он «мерцает», создавая иллюзию движения по орбите вокруг ядра.

 

Теперь это нужно принять во внимание, чтобы понять природу электрического тока. В классической физике под электрическим током понимается направленное движение электронов от плюса к минусу. Как мы сейчас понимаем – это иллюзия, т.к. электроны в проводнике вообще не двигаются.

Сам проводник представляет собой твердое тело с кристаллической решеткой, некой однородной средой, в которой соседние атомы смыкаются своими электронными оболочками и образуют жесткую систему. Все вместе они образуют единую систему искривления микропространства для всех атомов, входящих в домен. Формируется зона взаимодействия между микропространством и макропространством, в котором находится проводник. Деформация мерности макропространства образует гравитационное поле, в то время, как встречная деформация микропространства, которую создает система из атомов домена, проявляется как его магнитное (антигравитационное) поле.

Постоянное электрическое поле, приложенное к проводнику, создает перепад мерности вдоль оптической оси его кристаллических решеток. Плюс – больший уровень мерности, минус – меньший. Этот перепад мерности вызывает «гравитационный ветер», который заставляет электроны мерцать, пропадая на орбите одного атома и возникая вновь уже на орбите другого. Происходит перераспределение электронов у атомов вдоль оптической оси, что и создает, так называемый, электрический ток – кажущееся направленное движение электронов от плюса к минусу.

Визуально это можно представить, если заменить атомы в решетке на поплавки, сцепленные между собой, скажем, леской. С приходом волны они будут то подниматься, то опускаться, создавая иллюзию движения гребня. При этом сами поплавки не отрываются и никуда не движутся.

 

Магнитное поле Земли

Магнитное поле планеты возникает, как совокупность магнитных полей всех доменов, существующих в физически плотном веществе планеты в целом. Совокупное магнитное поле планеты на порядки меньше гравитационного поля планеты только по одной простой причине: мириады микроскопических магнитных полей доменов всей планеты ориентированны хаотично друг относительно друга и только незначительная их часть сориентированы параллельно относительно друг друга и сохраняют свою намагниченность, создавая магнитное поле планеты. Максимально свойства намагничивания проявляются у железа, сонастроенность доменов которого в масштабе планеты и формирует в основном магнитное поле планеты. Именно по этой причине аномальные залежи железосодержащих руд создают магнитные аномалии – локальные возмущения магнитного поля планеты в пределах данных аномалий.

 

Масса

Понятие массы как инертности тела, конечно, применимо в прикладной физике, но физически неверно. Масса каждого атома определяется глубиной неоднородности пространства, достаточной для его создания. Если для простоты представить неоднородность («яму») в разрезе, то просто ее объем и глубина определяют тяжесть помещенного в нее объекта. Чем глубже деформация пространства, тем более тяжелый атом может в ней образоваться, тем тяжелее будут молекулы и кристаллы, составленные из его комбинаций. Таким образом можно заключить, что масса атома – это глубина его структуры (внутренней дифференциации) - см. рис.

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Что должно остаться в сухом остатке?

Наша Вселенная неоднородна и небесконечна. Она является промежуточным слоем многомерного матричного пространства. Она возникла в результате смыкания с соседним пространством с большей мерностью. В результате возникли звезды, как порталы притока материи из верхнего пространства, и черные дыры, как порталы для исхода материи нашего типа в нижнее пространство с меньшей мерностью. Количество материи прибывающей и утекающей компенсируется, поддерживая необходимую мерность.

Пространство нашей Вселенной не является пустым, оно наполнено потоками первичных материй семи различных типов (эфиром), из слияния которых состоит вся материя Вселенной. Полное слияние семи первичных материй создает твердое тело (от атома до планеты), из других комбинаций получаются все остальные более легкие вещества. Размерность мирового пространства равна ~3 (3,00017). Все твердые тела, включая живые организмы помимо твердого тела имеют 5 оболочек, образованных соответственно 6-5-4-3-2 первичными материями. У человека они называются тонкими телами (эфирным, астральным и др.)

Пространство Вселенной неоднородно. Именно его неоднородность является первопричиной образования всех тел во Вселенной и жизни на планетах. Любые искривления пространства создают перепады мерности пространства и становятся причиной взаимодействия первичных материй, т.к. в случае однородности пространства они между собой не взаимодействуют.

Первоначальные неоднородности создали взрывы сверхновых в зонах смыкания с верхним пространством, благодаря чему образовались планеты и космические тела. В дальнейшем каждое образованное тело, включая единичные атомы, вносит свое собственное искривление пространства, достигая балансной мерности и устойчивости.

Все неоднородности пространства Вселенной заполняют первичные материи, и в зависимости от их глубины и структуры в каждом искривлении пространства синтезируются из их комбинаций химические вещества, от атомов водорода (минимальная неоднородность) до трансурановых элементов (максимальная неоднородность для устойчивых твердых тел). Каждому уровню химических элементов соответствует свой балансный уровень мерности, поэтому все составляющие планеты залегают пластами на определенных глубинах. Синтез продолжается до тех пор, пока неоднородность не компенсируется. Но и после этого первичные материи продолжают движение через неоднородность, поскольку компенсирование не означает ее исчезновение.

Звезды – это обратные стороны черных дыр из пространств с более высокой мерностью. В нашем пространстве Вселенной они являются порталами по доставке из них материи, в которых они распадаются и синтезируются новые первичные материи, соответствующие уже нашей мерности. Каждая звезда образована в месте смыкания пространств. До тех пор, пока существует приток энергии из пространства с большей мерностью, звезда излучает свет. Когда портал начинает закрываться и звезда отделяется от своего материнского пространства, она начинает медленно и неуклонно гаснуть.

Явление гравитации обусловлено тем, что потоки первичных материй внутри неоднородности всегда имеют направленное движение от краев неоднородности к ее центру. Твердое тело, синтезированное в неоднородности (например, планета Земля) является центром неоднородности, в которой она создана. Поэтому потоки первичных материй направлены со всех сторон к Земле. Именно они и являются причиной гравитации – это не Земля нас к себе притягивает, это эфир нас к Земле придавливает. Сила гравитации обусловлена размером и глубиной неоднородности.

Слабое взаимодействие (радиактивность) обусловлена балансированием тяжелых ядер на границе устойчивости твердых тел. Для урановых элементов это происходит по определению, поскольку они замыкают группу устойчивых твердых тел,  а вот любые легкие элементы, когда у них увеличивается ядро (например, водород превращается в дейтерий) выходят из границ устойчивости по причине несоответствия глубине структуры своей неоднородности, т.е. грубо говоря, потому что тяжелое ядро не особо «вмещается» в данное искривление и поэтому распадается на более устойчивые элементы.

Масса тела является внутренним свойством каждого тела и определяется как глубина структуры неоднородности, которая необходима для синтеза составляющих его доменов.

Электрон (электронное облако) не является ни волной, ни частицей – это граничное состояние материи. Он непрерывно рождается, уплотняясь до состояния твердого тела и тут же умирает, испуская квант энергии и появляясь вновь уже на новом месте, что создает иллюзию движения некой частицы по орбите атома. На самом деле электрон в атоме он не движется, а «мерцает».

Явление электрического тока также связано с «мерцанием» электронов в кристаллической решетке проводника, которые волнообразно умирают возле одного атома и рождаются у другого, создавая иллюзию движения электронов по проводнику. Причиной тока является перепад мерности вдоль оптической оси проводника, вызванный разницей потенциалов (плюса и минуса).

Кстати, мы существуем по тем же законам, что и неживая природа. В живых организмах молекулы ДНК благодаря своей уникальной структуре и геометрии создают стоячую волну перепада мерности и являются «генераторами», создающими  из эфира живую материю. Это космический процесс создания Вселенной в микромасштабе. Поразительно, насколько совершенна природа! И заметьте, чтобы описать все это, ни разу не потребовались глюоны, мезоны, нейтрино, бозоны и пр. неведомые элементарные частицы. Так почему бы не признать, что эта версия Теории всего больше похожа на правду?

 

 

 

Делитесь материалом в социальных сетях: